ДОЗА РЕАЛЬНОСТИ  

ДОЗА РЕАЛЬНОСТИ

— Я его сдала! Все сдала. Тейлор, ты спасла мне жизнь.

Лицо Тейлор засветилось от гордости. Мы как раз направлялись на ужин, поднялся сильный ветер, срывающий с деревьев первые желтые листья. Он взлохмачивал золотистые кудри Тейлор вокруг ее лица.

— Правда? Ты все сдала?

— Кроме истории искусств, — сказала я. — За этот тест у меня единственная четверка. Но я все равно думаю, что это было совершенно несправедливо.

— Но четверка — это же отлично, Рид! Ты это сделала, — сказала Тейлор, притянув меня в объятья.

— Без тебя мне бы это не удалось, — улыбаясь, сказала я ей. — Я чувствую такое облегчение, ты не представляешь. После последней встречи с Нейлор я действительно думала, что меня выгонят отсюда.

— Ты уже сказала Томасу?

У меня екнуло сердце. Очевидно, у меня не так хорошо получалось сохранять наши отношения с Томасом в тайне. Конечно, судя по взволнованному взгляду на лице Тейлор, она не так уж и против этого, как, скажем, Ноэль.

— Еще нет, — ответила я, во рту все пересохло. — Я его не видела.

— Тогда пошли. Он все время перед ужином ошивается у кафетерия. Давай ему расскажем, — проговорила Тейлор, взяв меня за руку.

Я засмеялась, когда она потащила меня через двор. Я чувствовала себя невесомой и свободной. Я не могла перестать улыбаться.

Возле двери, как иногда бывало, Томаса не было, но Тейлор это не остановило. Она повела меня прямо за северную часть здания, где стоял он, окруженный своей обычной компанией...

...передающий маленький пакетик с полудюжиной белых таблеток. Забирающий хрустящую сложенную банкноту и убирающий ее в карман.

Я остановилась как вкопанная. Земля подо мной качнулась. Меня прошиб холодный пот, и я тут же все поняла.

Томас торговал наркотиками? Томас торговал наркотиками. Прямо у меня под носом. Прямо у всех под носом. Вот почему он был так популярен. Так влиятелен. Вот почему его все время окружали ученики. Они не были его друзьями. Они были его клиентами.

— Вот черт, — увидев мое лицо, выругался Томас.

Я развернулась, скинув со своей руки ладонь Тейлор, и побежала.

— Рид! Подожди! — прокричал Томас. — Ребята, увидимся позже, — я услышала, как он добавил уже своим клиентам.

Я завернула за угол и побежала прочь. Подальше от кафетерия. Подальше от них всех. Куда я направлялась, я не имела понятия. Мне просто нужно было убежать.

— Рид!

Томас схватил меня за руку. Я вырвала ее.

— Что в этом такого? — спросил он.

Я резко развернулась к нему.

— Что в этом такого? Ты издеваешься надо мной?

Он знал о моей матери. Знал, что она принимает таблетки, и знал, что они с ней сделали. Что она сделала со мной. Как он мог вот так просто говорить мне, что в этом нет ничего такого?



Позади него в нерешительности мельтешила Тейлор. Пальцами одной руки она держала вторую и старалась не смотреть.

— Что? — спросил Томас, у него еще хватило наглости улыбнуться. — Кто-то же должен такие вещи поставлять. Это всего лишь способ заработать деньги. Расслабься.

Как будто ему нужно было зарабатывать деньги. У него одни часы стоили дороже моей машины.

— Ладно, Томас, если в этом нет ничего серьезного, то почему ты мне не рассказал? — спросила я у него.

— Наверно, потому что я знал, что ты взбесишься, — с мрачнеющим лицом ответил он. — Ты такая хорошая, Рид. Я не хотел, чтобы ты плохо думала обо мне.

— Ага, и в этом случае тебе отлично поможет ложь, — сказала я. Вдруг я поняла, что это не единственное, о чем он мне солгал. — Твой телефон. Сотовый, который ты потерял и о котором так переживал. Это же телефон не твоих родителей, да?

Он сжал челюсти.

— Да.

Мне казалось, что сейчас мое сердце остановится.

— На этот телефон тебе звонят они, верно? Твои клиенты? И кто еще? Твои поставщики тоже? Ты поэтому тогда так перепугался?

Его лицо все за него ответило.

— Это не самые приятные люди в мире, Рид. У них всегда должна быть возможность связаться со мной.

— Господи, Томас. Что еще ты мне расскажешь? Что вся эта фигня насчет родителей — тоже выдумка? — спросила я.

— Нет. Это нет, — сказал он. — Рид, я не стал бы лгать тебе об этом. Я не стал бы лгать тебе о важных вещах.

Потому что торговля наркотиками — это неважно.

— Мне пора. — Я снова начала идти. И он снова схватил меня за руку. — Отпусти меня, Томас.

Он встал передо мной. Посмотрел мне в глаза. Почему-то от этого стало еще больнее. Он потянулся к моим рукам, и я позволила ему дотронуться до себя.

— Рид, да ладно тебе. Ты же не сумасшедшая, — сказал он, его теплые ладони накрыли мои плечи. — Нет. Ты же меня любишь, да? А если ты любишь меня, то должна любить все, связанное со мной.

Я с трудом сглотнула. Я никогда не говорила ему, что люблю его. И вот в такой ужасный момент он буквально вложил эти важные слова мне в уста. Он разбрасывается ими, как средством достижения своих целей. Как он может так поступать со мной? Я отдалась ему. Полностью отдалась. И все это время он мне лгал. Что он вообще о себе возомнил?



— Томас...

— Что? Ты не... — он усмехнулся, отступив назад. — Ты не бросишь меня из-за этого.

Я в отчаянии смотрела на него. Чувствуя себя использованной, грязной, глупой и неправильной. Мне просто хотелось убраться от него подальше. Уйти и подумать.

— Я не знаю, — проговорила я.

Вызов тут же исчез. Клянусь, я увидела в его глазах страх.

— Рид, нет. Пожалуйста. Ты не можешь оставить меня. Ты... ты любишь меня.

— Томас...

— Рид, пожалуйста, — сказал он.

Я чуть не поддалась. Он умолял.

— Мне... Мне нужно время, — сказала я ему.

— Нет, — проговорил он, сжимая мою руку и удерживая меня на месте.

— Томас, пожалуйста, — сказала я. — Отпусти меня.

Он поискал мои глаза. Я заставила себя держаться спокойно. В конце концов, он разжал обе руки и убрал их за спину, как при аресте. Затем на секунду поднял их за голову и закусил губу. Он пытался придумать, что сказать. Он выглядел так, будто готов был расплакаться. Я больше не могла этого вынести. Я обошла его и побежала в сторону Брэдвелла.

— Рид! Рид! Ты куда? — догоняя меня, кричала Тейлор.

— Ты знала об этом? — потребовала я, осознав, что ей было точно известно, где его найти.

— Ну, да, — пожав плечами, ответила Тейлор. — Он снабжает всех в Биллингсе. — Как ты могла об этом не знать?

В горле я ощутила вкус желчи. Меня сейчас вырвет. Я никого не знала. Я ничего не знала. Я была наивной, нелепой, новенькой второкурсницей.

— Ты в порядке? — спросила она.

— Мне нужно идти, — сказала я ей. А потом сорвалась с места и скрылась в наступающей темноте.



3954695411967788.html
3954725039802540.html
    PR.RU™