Пришельцы Индиго

Одним из наиболее ярких проявлений новой реальности является феномен «дети Индиго», который подробно описан в одноименной кни­ге Ли Кэрролл и Джен Тоубер. Этот термин был введен ясновидящей Нэнси Энн Тэпп. Она занималась исследованием взаимосвязи между характером человека и цветом его ауры.

В начале семидесятых годов двадцатого сто­летия Нэнси Тэпп столкнулась с необычным явлением: на свет стали появляться дети нового типа, с ранее не встречавшимся цветом ауры — индиго (сине-фиолетовый).

По характеру дети Индиго также выделялись из остальной массы людей. Основная их осо­бенность — гиперактивность и дефицит внимания. Не могут усидеть на одном месте, если дело не представляет для них личный интерес. Хотя не обязательно все дети с такими признаками — Индиго, и наоборот. Все они разные.

Объединяет их врожденное чувство собст­венного достоинства и стремление к независи­мости. Индиго знают себе цену и как будто уве­рены в том, что заслужили быть здесь, в этой жизни. Вот они какие!

Эти дети удивляют взрослых своей разумнос­тью. У них не по возрасту развита осознанность и трезвый взгляд на мир. Они не расположены пре­клоняться перед общепризнанными авторитетами.

Индиго не приемлют консерватизм. Им ка­жется очевидным, что некоторые вещи надо де­лать совсем по-другому, в то время как осталь­ные люди привычно следуют общепринятым нормам и правилам.

Их нельзя назвать покладистыми детьми. С точ­ки зрения воспитания можно сказать, что они неуправляемые. Они сами себе на уме. В неко­торой степени это свойственно каждому ново­му поколению. Однако поколение Индиго выде­ляется своей особой новизной.

На протяжении тысячелетий смена поколе­ний проходила равномерно и даже размеренно. Но в последнее время наблюдается какой-то ускоренный процесс обновления поколений — каждое следующее все более радикально отли­чается от предыдущего. У Индиго уже появи­лись свои дети, которые по характерным при­знакам превзошли самих родителей.

Что же происходит? Процесс революционно­го обновления человеческого сознания не мо­жет идти сам по себе, без особых причин. Как известно, в природе и обществе все стремится к равновесию. Значит, обновление сознания идет в противовес какому-то другому процессу.

Нетрудно понять, что за процесс. В послед­ние десятилетия одновременно с развитием структуры информации и телекоммуникаций сформировалась мощная сеть маятников, проч­но опутавших всю Землю.

Научно-технический прогресс в целом не так страшен, как его информационная составляющая, которая создает благодатную почву для зарож­дения и существования маятников. Чем больше группа приверженцев, мыслящих в одном на­правлении, тем сильнее маятник, а следователь­но, и его власть над людьми.

Для того чтобы получить контроль над со­знанием значительного количества людей, во­все не обязательно сажать их в колбы с присо­сками, как в известном фильме «Матрица». Вполне достаточно построить всеобъемлющую информационную сеть, и тогда люди сами авто­матически займут места в ее ячейках.

А что представляет собой человек в инфор­мационной ячейке? Это так называемый соци­альный элемент, сознание которого в основ­ном обусловлено его положением в структу­ре, в самом деле напоминающей матрицу.



Структура незаметно, но цепко обволакивает каждого члена определенным набором стерео типов мышления и поведения. Человеку кажется, что он действует свободно, по своей воле. На самом же деле он понятия не имеет о свободе, потому что «конфигурация» его воли сформиро­вана структурой. Человек играет по отведенной ему воле в навязанную игру.

Казалось бы, каждый волен делать все, что хочет. Такова декларированная свобода. Вот только хотеть каждый может лишь то, что сообразуется с интересами структуры. Структура учит хотеть то, что надо.

Вот об этом процессе закрепощения воли (намерения) и идет речь. Процесс этот по своей природе является синергетическим, то есть самоорганизующимся, поскольку сами маятники; осознанным намерением не обладают. Все про­исходит само собой, как при образовании крис­таллов льда в процессе замерзания. Сеть ма­ятников, наподобие колонии паразитических растений, опутывает всю биосферу Земли.

Страшно? Или может смешно? Это кому как больше нравится. Каждый волен беззаботно от­нести все эти рассуждения к области фантастики. И все же, когда повседневная действи­тельность предстает в незнакомом обличье, ее жесткий реализм превосходит самые смелые фантазии.

Но вернемся к нашим деткам. Тенденция закрепощения воли порождает ответную реак­цию — появление детей с врожденным стремлением к независимости. Это естественный природный процесс. Так проявляется действие равновесных сил в ответ на разрастание сети маятников.

С одной стороны, маятники пытаются упоря­дочить мир, загнать людей в структуру наподо­бие матрицы. С другой — Индиго уравновеши­вают засилье маятников, словно выполняя таким образом предначертанную миссию. Поведение детей направлено на разрушение упорядоченно­сти. Зажатые в рамки стереотипов и обуслов­ленности, они стремятся вырваться на свободу.

Все дети, а Индиго в особенности, очень чувст­вительны к избыточным потенциалам. Например, любая фальшь сразу распознается. Когда перед ними заискивают, они начинают дерзить. Стоит их перехвалить, они начинают капризничать.

Любая упорядоченность создает поляризацию, которую дети стремятся тут же разрушить. «Не буду спать! Не хочу кашку! Я сам!» Склонность к непослушанию и озорству у детей проявляется не из вредности, а в результате естественного желания освободиться от внешнего управления.

Иногда может казаться, что дети делают ка­кие-то вещи назло. В таких случаях они дейст­вуют неосознанно, ненамеренно. Они не плани­руют и не замышляют свое вызывающее пове­дение. Это получается естественно, само собой. Так проявляется действие равновесных сил в ответ на упорядоченность, в которую взрослые стараются втиснуть своих детей.

Стремление Индиго к независимости сказы­вается и на отношении к религии. «Новые дети с трудом могут принять современную церковь», пишут в своей книге Ли Кэрролл и Джен Toyбер. «Индиго приходят в этот мир с обострен­ным чувством самоуважения и непоколебимой уверенностью, что они являются детьми Бога». Нужны ли им в таком случае посредники для общения с Богом? Едва ли.

Дети Индиго больше руководствуются голо­сом сердца, чем разума. Взрослые считают, что делают хорошо, когда поступают правильно. Дети придерживаются мнения, что главное — все де­лать от души, с любовью, а вовсе не так, как считается правильным.

А что если когда-то, в прошлых жизнях, ваши дети были вашими родителями? А теперь вы поменялись местами. И эти древние души опять продолжают вас учить, преподавая вам много мудрых уроков.

Разумность детей Индиго является следст­вием их повышенной осознанности. Они отда­ют себе отчет, что вокруг происходит, и кто есть кто. Осознанность обостряется, когда фокус вни­мания направлен к себе, а не во внешний мир. Ведь если человек полностью поглощен забота­ми, навязанными ему извне, он с головой погру­жается в бессознательную игру. Осознанность Индиго противостоит тенденции «усыпления сознания» людей в сетях маятников.

Все дети с рождения отличаются яркой ин­дивидуальностью. В раннем детстве они очень красивы и обаятельны. Секрет привлекатель­ности детей заключается в гармоничном един­стве души и разума. Они принимают себя таки ми, как есть, а потому изначальная душевная кра­сота не искажается ложными масками разума.

Почему же по мере взросления у этих прекрасных созданий проявляются некоторые не­приятные черты и слабые стороны? Ведь они — дети Бога, а потому красивы и могущественны, как сам Бог, несмотря на беспомощность ран­него возраста. Они изначально обладают си­лой Творца, способной создавать новую реаль­ность. Но способности детей Бога не успевают раскрыться и реализоваться, потому что маят­ники лишают их божественной силы — един­ства души и разума.

Дети приходят в этот мир и доверчиво смо­трят на него своими широко раскрытыми глаза­ми-бусинками. Жизнь им представляется много­обещающей и полной надежд. Но в мире правят маятники, действующие по принципу: «Разделяй и властвуй».

Маятники объединяют помыслы и устрем­ления людей, разрушая при этом уникальность и целостность личности. Отделение и отчуж­дение разума от души приводит к утрате божественной красоты и силы.

Со временем происходит крушение малень­ких и больших надежд. У одних этот процесс проходит неспешно и безболезненно, у других, кому меньше повезло, быстро и жестко. Если взглянуть в глаза детей из детдома, то можно увидеть там одновременно две, казалось бы, не­совместимые вещи — надежду и отчаяние. В этих глазах как будто застыл вопрос: «Ну неужели?..»

Мир маятников постоянно указывает детям на их уязвимость и несовершенство. Сна шла в их сознании зарождается недоверие, а потом и страх, который вживается так прочно, что стано­вится привычным. Но просто испугаться и убе­жать нельзя — надо как-то выживать в этой агрессивной среде. Находясь под мощным влиянием структуры, дети Бога вынуждены стано­виться ее элементами.

С возрастом дети начинают опасаться быть не такими, как все, потому что те, которые «как все», могут их «заклевать», что часто и происхо­дит. В толпе безопасней. А если ты стоишь вне толпы, то можешь стать изгоем. Вот так посте-" пенно дети утрачивают дары, данные им от рож­дения, — независимость, осознанность, интуицию, индивидуальность.

Все эти качества в наибольшей степени при­сущи детям Индиго. Но для структуры это смер­ти подобно, а потому процесс закрепощения воли будет идти и дальше по нарастающей. Кто по­бедит в этой битве, не известно.

Для нас важно одно: пока окончательную по­беду не одержала структура, необходимо сейчас, в этой жизни, вернуть хоть частицу силы, дан­ной нам Богом. И Трансерфинг нам в этом поможет.

А вы, дорогой Читатель, случайно не Индиго? Впрочем, это не имеет значения. Все мы, по своей сути, одинаковы — либо взрослые дети, либо взрослые-дети.


3952075503127171.html
3952119863083554.html
    PR.RU™